Ещё один сайт на WordPress

Отрывок из книги «Становление нового Дагестана»(третий фрагмент)

Для Магомедова М.М. было совершенно очевидно, что в Дагестане в борьбе за власть участвует множество этнически различимых группировок. Лидеры этих группировок все более активно спекулировали национальными чувствами народов, используя их как политический ресурс, что создавало обстоятельство, характеризующиеся заметной остротой. Зачастую они столкновения за власть между этническими группировками выставляли как межэтнические. Нередко это приводило к повсеместной эскалации межэтнической напряженности. Лидеры национальных движений выступали за неприятие идеи президентской власти в республике. Было ясно, что политическую элиту республики, участвующую в дележе власти и собственности, пугала возможность установления в Дагестане президентской республики. Они утверждали, что это неизбежно приведет к резкому усилению позиций той этнической группировки, к которой будет принадлежать президент.
На IV съезде народных депутатов Дагестана были обозначены вопросы «О референдуме» в связи с вопросом о введении должности президента Дагестана и «О досрочных выборах народных депутатов ВС ДССР». Эти вопросы вытекали из ситуации, которая все более ухудшалась в стране. Депутаты не могли не реагировать на происходившие события в Москве. Представительным органом Дагестана было принято решение «О прекращении деятельности организационных структур и политических партий, других общественных объединений и движений в органах управления», а также Постановление «О мерах по выполнению Указов Президента РСФСР».
К этому моменту лидер дагестанских коммунистов, Первый Секретарь Обкома КПСС Алиев Муху остался без работы. Накануне прежнего Первого Секретаря обкома Юсупова М. сместили с должности и заменили его Алиевым. Подобное решение было аргументировано тем, что Алиев М. в отличие от Юсупова, был сильным руководителем и, на него возлагалась надежда возвращения верховной власти в республике, которую в это время все более решительно сконцентрировал в своих руках Председатель Верховного Совета Дагестана Магомедов М.М.
Алиев Муху свою карьеру начинал в 1962 году в Цумадинском районе с педагогической деятельности. В директорской должности избирают его в дальнейшем Секретарем комитета ВЛКСМ, а в 1969 году избирают первым Секретарем Махачкалинского горкома ВЛКСМ. Будучи кандидатом философских наук, он в 1972 году становится первым секретарем Советского райкома КПСС города Махачкалы. Дальше были годы в Дагестанском обкоме КПСС, а с марта 1990 года его избирают Первым секретарем Дагестанского обкома КПСС.
В аппарате обкома КПСС были убеждены, безусловно, что лидеры компартии должны стать преемниками верховной власти в республике и фигура Первого секретаря дагестанского обкома КПСС в этой связи рассматривалась как естественный претендент на должность руководителя Дагестана. Но, поскольку Магомедов Магомедали в должности председателя Верховного Совета республики достаточно решительно утверждался, сконцентрировав в своих руках реальные рычаги власти и, уже обретал неоспоримый вес в республике, то претензии коммунистов воспринимались Магомедовым и его окружением в штыки.
Понимая, что теперь открыто претендовать на должность первого лица в республике в нынешних условиях невозможно, коммунисты предложили председателю Верховного Совета назначить Алиева М. заместителем председателя ВС. Магомедов Магомедали не стал внешне особо возражать, и согласился решить вопрос о кандидатуре Алиева М.Г. путем голосования в Верховном Совете. После того, как в результате голосования Алиев М. не набрал необходимое количество голосов, для партийной верхушки стало окончательно ясно, в чьих руках реальная власть, и, что нужна иная тактика.
Магомедов М. тоже прекрасно понимал, что после демонстрации власти не следует идти на открытый разрыв отношений с партийной верхушкой, поскольку их влияние на местах еще продолжало оставаться сильным. После длительных переговоров с коммунистическим активом, неоднократных встреч с Алиевым М. в сентябре 1991 года Магомедов М. согласился на утверждение Алиева М. своим заместителем.
Для Алиева М. стало ясно, что в сложившейся ситуации имеет смысл отказаться от каких – либо амбиций и в тандеме работать с председателем Верховного Совета Магомедовым М. И он активно включился в работу по подготовке проекта Конституции Республики Дагестан.
Теперь Магомедов М. решил бывшего Первого секретаря обкома КПСС использовать в качестве своего союзника и придал этому союзу силу воздействия на партийную номенклатуру республики. Насколько такой союз продлится, пока не знал никто. Столкновение идей в ходе работы над конституцией, тем не менее, продолжалось.
Вскоре в республике, как и во всем Северном Кавказе, наметилась тенденция к размежеванию между национал-радикалами и умеренными национал-демократами. Так, например, между фракцией «Свободный Дагестан» Социал-демократической партии, выступавшей за суверенитет республики и так называемыми «чистыми демократами», которые видели свою главную задачу в оказании необходимой поддержки демократическим силам в Руководстве России, произошел разрыв.
Все это происходило на фоне экономического спада в стране, который все более и более ухудшал общую ситуацию в России. Чтобы исправить ситуацию Правительство России стало форсировать переход к рынку, будто видело в этом панацею. Для консультаций в осуществлении реформ была приглашена группа иностранных советников во главе с Дж. Саксом, фактически представителем Президента США. Очевидно, что в сложившейся ситуации члены Правительства России были в растерянности, не могли предложить четкой программы стране. Правительство возлагало надежды на экономическую помощь Запада.
Запад действительно обещал «золотые горы», но при этом свою поддержку обставлял многозначительными условиями, требующих, якобы, определенных правовых гарантий. Иностранные советники утверждали, что конкурентный рынок может утвердиться исключительно на базе частной собственности, и требовали принять первоочередные нормативно-правовые акты в России, которые обеспечили бы на законном основании приватизировать значительную часть предприятий, ограничить роль государства как хозяйствующего субъекта.
А когда реформы затронули аграрный сектор и законодательные инициативы коснулись земельной реформы, то в Совете Федерации РФ Магомедов М.М. открыто обозначил свою позицию весьма категорично. Он заявил, что для дагестанцев, подавляющая часть которых живет в сельской местности, устранение монополии государственной собственности на землю, превращение ее в объект купли — продажи в нынешних условиях чреваты плачевными последствиями. Разумеется, он не исключает резона, когда со временем определенные категории земель будут переданы в руки «частников». Сославшись на дагестанский опыт, когда фермерское движение в условиях аренды земли получило широкую поддержку у тружеников республики и, число фермеров росло с каждым днем, он считает, что в Дагестане преждевременно вводить частную собственность на землю.

Обновлено: 20.11.2018 — 14:40

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных. . Frontier Theme