Ещё один сайт на WordPress

Отрывок из книги «Тайны Ногая – хана Кыпчакского ханства» («Темиркапусское (Дербентское сражение»)

В августе 1262 года Хулагу, готовившийся вторгнуться в египетские владения, был вынужден срочно вернуться в Иран, так как в это время со стороны Дербента в Ширван вторглась тридцатитысячная армия под командованием Ногая. По приказу Хулагу Ширван охраняли подразделения грузинской армии, которые вместе с передовыми отрядами хулагидов в районе Шемахи были разгромлены натиском войск Ногая. Однако, по тайному замыслу Ногая, войска Ногая не собирались дальше развивать военные действия. По приказу Ногая его дружины, не ведя активных столкновений с вражеским войском, предварительно отогнали значительную часть своего обоза и ждали подхода свежих сил Хулагу. В ноябре 1262 года несколько севернее Шемахи, у Шаберана, войско Ногая встретилось с авангардом армии Хулагу. Дождавшись, когда подойдут основные силы во главе с самим Хулагу, войско Ногая, умело маневрируя, начало постепенно отступать в сторону Дербента. Суть его плана состояла в том, чтобы, втягивая противника в сражение с перерывами и медленно отступая как можно глубже, заманить его на свою территорию. Причём враг должен был продвигаться вглубь страны, преодолевая сопротивление защитников, не подозревая о ловушке. Будучи опытным военачальником, Ногай прекрасно понимал, что персы, преодолевая так называемый Дербентский (Каспийский) проход, должны будут столкнуться с естественными природными трудностями. Ноябрь — время беспрерывных дождей. Именно в это дождливое время сотни самых быстрых горных потоков, стремящихся на восток, делают Дербентский проход почти невозможным. Наименьшая ширина его лежит у прибрежного города Дербента. Этот прибрежный путь простирался от севера к югу у восточной отлогости Кавказа, вдоль Каспийского моря, и представлял собой единственное сообщение между нижней долиной Куры и северной, степной долиной Терека.
Войска Хулагу, преодолевая затяжное сопротивление, 8 декабря 1262 года подошли к Дербенту. Схватка за эту ключевую крепость длилась весь день. Столько нужно было Ногаю, чтобы дать возможность жителям Дербента, прежде всего — старикам, женщинам и детям, продвинуться на безопасное расстояние. Отступая к Дербенту, Ногай не планировал обосноваться в крепости, хотя фортификационные ресурсы крепости давали возможность организовать оборону города и на длительное время. Хорошо построенная крепость делала уязвимой атакующих противников. Каменные стены защищали крепость от поджога, стрел и прочих снарядов. Враги пытались взбираться на гладкие стены на специальных оборудованиях из осадного леса. Защитники крепости, пользуясь своим преимуществом, стреляли со стен вниз, сбрасывали на атакующих тяжёлые предметы. Воины Хулагида, находившиеся на открытой местности и стрелявшие вверх, были в очень невыгодном положении по сравнению с оборонявшимися. Стены башни были адаптированы таким образом, чтобы оборонявшимся можно было обеспечить максимальную защиту. Платформа за верхней частью стены позволяла им сражаться стоя. В верхней части стен были проделаны бойницы, чтобы ногайцы могли стрелять или сражаться, находясь под частичным прикрытием. К бойницам были дополнительно приделаны деревянные ставни для ещё большей защиты. В верхней части стен построили зубцы с тонкими щелями, из-за которых лучники могли стрелять, практически не подвергаясь риску. Во время штурма закрытые деревянные платформы расширялись у вершин стен и башен. С них защитники стреляли прямо вниз, в нападавших, бросали на них камни и выливали кипящие жидкости, оставаясь при этом защищёнными. Однако оборона Дербента длилась недолго. Суть военной хитрости полководца Ногая состояла в том, чтобы противник, преодолевая сопротивление его войска, не смог разгадать, как уже было сказано, что его умышленно заманивают в ловушку. Отступая, Ногай, с целью дезориентировать Хулагу, разделил свой отряд на две группы. Группа, прикрывавшая стариков, женщин и детей, не ввязываясь в бой, быстрыми темпами двинулась форсировать реку Терек. Другая группа, во главе с беклярбеком Ногаем, ещё дней десять продолжала планомерно изматывать врага, используя горные хребты и труднопроходимую местность севернее Дербента. Конница кыпчаков, обладая большей подвижностью в горных условиях по вьючным тропам и по отлогим горным склонам, где возможно движение лошадей, совершала перегруппировки, создавая мощные ударные группы, нанося неожиданные удары в направлениях наибольшего скопления противника в тех местах, где он меньше всего ждал нападения. Учитывая особенность коней, которые в горных условиях — при частых подъёмах и спусках — быстро утомляются, Ногай маневрировал в бою, запуская в нападение боевую пехоту, которая в основном состояла из горцев.
Обессиленные войска Хулагу туперь уже не поспевали за отступающими ногайцами. И тогда войска Кыпчакского ханства, потайными тропами вышли на равнину и переправились по льду через Терек, где на северном берегу, раскинув многочисленные кыпчакские кибитки, их ждал сам хан Берке с основными силами.
Однако и здесь не планировалось дать оборонительное сражение. Войску Ногая сразу же, в степи, обеспечили возможность прийти в себя и набраться сил. Женщины и подростки ухаживали за ранеными и ослабевшими воинами, после чего Берке распорядился, прежде чем неприятель подошёл к реке, очистить всю степь за Тереком на пятнадцать дней пути.
Войско Хулагу, численностью не менее 100 000 воинов, переправившись через реку Куру, пройдя Темир-капы — «железные ворота» (Дербент), подошло к Тереку. Уверенные в разгроме лучшей воинской части, отряда Ногая, иранские войска устроили грандиозный пир. Разграбив всё, что возможно было после отступления Берке и опустошив приграничные территории Кыпчакского ханства, противник рассчитывал зазимовать в лагере своего врага. Хулагу полагал, что разгромлённая армия кыпчаков нескоро оправится, и теперь не опасался нападения войск Берке. Это обстоятельство придало ему уверенности, и он продолжил в течение нескольких дней продвигаться вглубь территории кыпчаков. Население Золотой Орды, следуя приказу Берке не вступать в сражение с иранцами без его распоряжения, уходило в безопасные районы. В результате была захвачена персами большая территория, принадлежавшая Берке. Об этом писали средневековые авторы Вассаф и Ибн Васыль, подчёркивая массовость и грандиозность вторжения.
Между тем хан Берке строго следовал своей стратегии. Объявив всеобщую мобилизацию, обратился к народу с воззванием встать на защиту страны. В результате на коня сели мужчины-воины начиная с десятилетнего возраста. Преданные Ногаю большие кланы с Дона и Волги и предгорных районов откликнулись на призыв Берке. Численность его войска многократно увеличилась, и, по разным источникам, превосходила силы противника более, чем в два раза.
Когда пришло время для атаки, Берке двинул свои войска, застав хулагидов врасплох. В исторических источниках в достаточно экзотичной форме описывается реакция Хулагу на приближение войска Берке. Находившийся в состоянии эйфории от своего вторжения, Хулагу спросил у своей свиты: «Что это за знойный воздух»? «Знойность этого воздуха происходит от дыхания лошадей», — ответили ему.
Войска Берке, выстроившись в полный боевой порядок, окружили противника полукольцом и прижали к реке. Началась жесточайшая беспорядочная битва. Воины Хулагу, часть которых даже не успела вскочить на коней, вступили в битву с численно превосходящим противником. Слаженного военного руководства не было. Перемещаясь хаотично, бойцы создавали паническую суету и путаницу. Сражение продолжалось день и ночь. Хулагиды сопротивлялись отчаянно. Золотоордынцы, под началом Ногая, зажав хулагидов в тиски, не оставили им никакой возможности для манёвра. В жесточайшей схватке полководец Ногай был ранен стрелой в глаз. Однако, это не остановило его. По его приказу часть его воинов обошла лагерь врага по льду и ударила с тыла. Иранские войска, не выдержав столь стремительного натиска, в конце концов, бросились в беспорядочное бегство. Самому Хулагу удалось скрыться с небольшим отрядом и остатками своей свиты.
Лёд на Тереке не выдержал обрушившейся на него лавины всадников, и те, кто не был убит на берегу, утонули в реке. Мусульманский автор Эль-Айни пишет: «Когда река выбросила утонувших, то Ногай сложил их вместе с телами убитых в пирамиды и сказал: «Это тела сыновей, дядей и родичей (наших); мы не оставим их на съедение волкам и собакам в степи».
На следующий день Берке-хан, как пишут мусульманские историки, назвавшие это событие «Темиркапусским», прибыл на место побоища и приказал всех похоронить подобающим образом. Численность убитых была столь велика, что точную цифру назвать не в состоянии был никто. Известно лишь, что масса похороненных составила три больших кургана.
Битва на Тереке закончилась полным разгромом хулагидской армии. Сам Хулагу с остатками своей армии был обращён в бегство. Берке-хан не стал преследовать его за пределами своего государства и не стал захватывать северные владения Хулагу, который с 200 воинами, оставшимися от некогда непобедимой армии, прибыл в свою столицу Тебриз лишь 22 апреля 1263 года.

Обновлено: 13.11.2018 — 21:31

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных. . Frontier Theme