Ещё один сайт на WordPress

Послесловие половчанина

Традиционно в литературе послесловием сопровождаются почти завершенные работы, и, как правило, это обусловлено необходимостью снабдить текст некими замечаниями, соответствующими генеральной идее основного произведения. Принято считать, что послесловием автор обычно ставит последнюю точку в своем труде. Это в некотором роде подстраховка на тот случай, если генеральная идея исследования выражена не столь явно. А иногда это бывает связано с нежеланием автора расстаться и посему продлить свою связь с персонажами своего произведения в предчувствии, что они скоро заживут вполне самостоятельной жизнью.

Подобное, однако, не относится к произведениям, посвященным личности легендарного Ногая. Скорее даже считается, что последнее слово о выдающемся общественно-политическом, государственном деятеле некогда многочисленного ногайского народа Ногае сказано уже давно.
Между тем тайны Ногая, известного в исторической и художественной литературе как талантливый стратег-полководец, изощренный и тонкий интриган-темник Золотой Орды, объективного раскрытия только и ждут.
И поэтому настоящее «послесловие» в нарушение традиции является скромной попыткой как-то оживить тему.

Ногай – откуда он родом?
Говорили и писали весьма охотно о хане Ногае его современники и древние летописцы русские, а также восточные (преимущественно египетские и персидские) и европейские (главным образом византийские, венгерские, болгарские, армянские и генуэзцы), которые, касаясь жизнедеятельности этого незаурядного государственного мужа, хоть не во всем были единодушны друг с другом, однако воссоздали достаточно интригующий образ хана Ногая.
Интерес к его личности, безусловно, был не случаен. По свидетельству исследователей, не только потому, что оставил он достаточно крупный след в истории России, но еще и по причине масштаба его деятельности, коснувшейся огромного района вплоть до Византии, Балкан, мусульманского Египта и Персии.
В мусульманских источниках, которые изобилуют историческими подробностями, Ногай предстает как видный деятель в Орде, в силу чего обстоятельные сведения о нем старательно заносятся в летописи, фиксируя даже его изречения.
Оценки его личности иногда разнятся диаметрально, а в вопросе о его генеалогии и вовсе нет ясности. Разные источники выдвигают разные версии. Одни определяют его монголом, другие – татаром, а третьи не могут четко различить слово «татар» от собственного имени или названия народа. Выдвигается версия, что Ногай — потомок ханской крови. В том, что он «царевич», ни у кого практически нет сомнений. А вот принадлежит ли Ногай к династии Чингисхана? Здесь летописи и официальная историческая наука неубедительны.
Не располагая какими-либо письменными доказательствами, некоторые древние авторы причисляют родителя Ногая к побочной (внебрачной) ветви Джучи, рожденного от наложницы, тем самым закрепляя Ногая к чингизидам, что получило официальное отражение в Большой Советской Энциклопедии: «Ногай (1-я половина 13 в.-1300), темник Орды. Правнук хана Джучи…».
Таким образом, надолго обозначилось белое пятно в истории ногайского народа – потомков половцев-кипчаков, боровшихся во главе с самим Ногаем, а после его гибели во главе с его наследниками за все время существования ханской золотоордынской власти против чингизидов.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что подлинное имя родителя Ногая исследователями так и не установлено. Отдельные безосновательные предположения вне исторической логики — Могол, Букал, Буфал… — остаются ничем не подкрепленными версиями. Попытки объяснить отсутствие сведений об отце прославленного отпрыска незаконным происхождением выглядят неубедительно. Утверждается, что незаконные сыновья у монголов «были ограничены в правах, что соблюдалось строго. Им не давали улусов, они не могли претендовать на трон». Отсюда якобы следует, что отец Ногая, будучи незаконнорожденным, не мог оставить своему наследнику ни статуса «царевича», ни территории для владения.
Между тем из многочисленных источников достаточно хорошо известно, что, согласно Ясе Чингисхана, «Дети рабынь считаются законнорожденными и имеют такое же право на наследство отца, как и дети, рожденные от законных жен». Мы также хорошо знаем, что Яса Чингисхана чрезвычайно строго соблюдалась, особенно в тринадцатом веке. Если бы Ногай действительно был членом ханской семьи, то в соответствии с «конституционными» заповедями Чингисхана он имел бы все законные основания претендовать на трон.
Однако все историки без исключения отказывают ему в этом праве, при этом дружно продолжают считать его правнуком Джучи. И куда более странно то, что нет никаких подтверждений, чтобы сам Ногай относил себя к чингизидам, не говоря о настоящих чингизидах, которые столь ревниво относились к по-настоящему ханскому авторитету и влиянию Ногая в Золотой Орде. При этом ни один хан-чингизид не признавал его родственником.
Столь странное обстоятельство биографии Ногая подробно анализируется авторитетным историком Н.И. Веселовским в его известной работе «Хан из темников Золотой Орды. Ногай и его время», написанной к 1916 г., но опубликованной лишь после его смерти в 1922 г. Это одно из редких серьезных исследований в отечественной историографии, где автор попытался осмыслить значение деятельности Ногая в российской и мировой истории. Несмотря на то, что и ему не удается выйти за рамки установившихся стереотипов в вопросе о родословной Ногая, как добросовестный ученый он выделил ряд моментов, требующих переосмысления.
Его ссылки на своих предшественников-исследователей
19 в. А.К. Маркова, В.Д.Смирнова ценны тем, что выявлены противоречия, которые могут в определенном смысле стать ключом к разгадке.
Например, он обратил внимание на то, что А.К. Марков в своем труде «О монетах хана Ногая» имя Ногая прочитал в тексте В.Г. Тизенгаузена «Ису-Ногай» (Йесу, Ейсу или Iесу) как более соответствующее «Iесунъ Нохай». При этом Веселовский считает, что у тюркских (в данном случае он называет огузов) народов есть слово «jicyн», означающее «девять». Веселовский в этом контексте размышляет совершенно справедливо об особенностях тюркских народов прибавлять к названиям (именам) народов числительные имена. Правда, он не находит объяснения, откуда появилось подобное словосочетание. Но как опытный исследователь арабских текстов вполне уверен, что случайно появиться оно не может.
Мы знаем, что у тюркских народов к родовым названиям добавляется определенное имя. Эта традиция сохранилась до сих пор. Например, у ногайцев это слово в соответствии с особенностями языка пишется «уйсин» и прибавляется к наименованию рода «кыпшак»: «уйсин –кыпшак» как разновидность кыпчакских(половецких) родов. С древнейших времен каждый кипчакский род имел отличительное имя. Согласно древней традиции, при удостоверении личности подчеркивается принадлежность к конкретному роду, а не к конкретному родителю, и к имени человека прибавляется название рода (эту традицию предков ногайцы до сих пор чтят). Поскольку принадлежность в древности к кипчакскому народу в принципе считалась бесспорной, родовое отличие прибавлялось к имени человека. В данном случае «уйсин Ногай» означает, что Ногай из рода уйсин, одного из кипчакских родов (тогда фамилии у ногайцев, как и у остальных тюрков, не принято было обозначать).
Подтверждение о том, что одно из кипчакских племен называлось таким образом, можно еще встретить у Рашид-эд-Дина, который среди тюркских (кипчакских) племен называет «племя уйшин», отличавшееся боевым духом.
Из этих суждений можно заключить, что уйсин Ногай был из рода «уйсин –кыпшак» и никак не мог быть из рода Чингисхана, а значит чингизидом.
Н.И.Веселовский не сумел разгадать смысл сочетания уйсин Ногай и остался в плену заблуждений, по-прежнему утверждая, что «никаких прав на ханствование Ногай не имел, происходя от побочной линии Джучи». Хотя Веселовский сам недвусмысленно подчеркивает, что ряд авторов отделяют Ногая от ханских детей, не причисляя его к чингизидам. Он никак не может допустить иное происхождение Ногая.
Вслед за упомянутыми исследователями все советские историки тоже не смогли преодолеть это противоречие. Вопреки очевидному, вопреки свидетельству современников, европейских путешественников 13 века, побывавших в Дешт-и-Кычаке: «между сыном от наложницы и от жены нет никакой разницы…» (Иоан де Плано Карпини), они единодушно придерживаются точки зрения, что Ногай не имел права претендовать на трон, будучи правнуком сына Чингисхана, поскольку рожден был от матери – рабыни.
Характерно, что все авторы, отказывая Ногаю в праве на трон, не могут отказать ему в царском происхождении. Парадокс? Никаких парадоксов. Ногай был действительно царских кровей, но не чингизид. Разве на чингизидах свет клином сошелся?

Хан Ногай
Даже беглый обзор исторических материалов наглядно демонстрирует, как современники Ногая величают его однозначно царем, то есть ханом. Начиная с конца 70-х годов 13 века, в русских летописях Ногай уже фигурирует исключительно как легитимный хан. В 1277 г. Густинская летопись сообщает: «въ се летовъ Татарехъ царъ Ногай». В том же году отмечается, что Ногай посылает своих послов с грамотами отдельным русским князьям с призывом идти на Литву.
О том, что Ногай не является номинальным ханом при живом хане Золотой Орды, говорит следующий факт. В 1281г. Андрей Александрович «упроси себе княжение Московское, под рожоным братом Дмитрием, у царя Татарского Ногая…». «А князь великий Дмитрей Александрович з дружиною своею, и со княгинею и з детми о со всем двором своим бежа в Орду ко царю Ногаю …».
Весьма впечатляющая характеристика ситуации в Золотой Орде складывается вокруг курского конфликта. Хан Золотой Орды Телебуга по просьбе курских князей разгромил слободу баскака Ахмата в Курске, который считался ставленником Ногая. Ногай же незамедлительно отреагировал на подобную «дерзость», как ему казалось, и наказал всех причастных к подобному злодейству.
Этот факт достаточно весомо говорит о равнозначности Ногая с ханом Золотой Орды, к нему обращается за поддержкой население Золотой Орды как к гаранту порядка. И куда более многозначительно в этом случае воспринимается выражение русских летописей – «ехать к своему царю Ногаю».
А вот к какой династии принадлежит хан Ногай и о многом другом мы расскажем на страницах книги «Тайны Ногая».
Вся жизнь Ногая в конечном итоге стала достаточно красноречивым подтверждением царственности особы Ногая из темников Золотой Орды, который оставил в истории неизгладимый след как знаменитый золотоордынский хан, выдающийся полководец. Воевал в Персии и Закавказье. Отложившись от Золотой Орды, перекочевал к северным берегам Черного моря, а потом – к низовьям Дуная, откуда, рассылая свои войска в разные стороны, наводил страх на Византию и Польшу, вмешивался в дела сербов и болгар, руководил выборами князей болгарских. Власть его распространялась и на южно-русских удельных князей. Пользовался всеобщим признанием во всей Кипчакии, руководил курултаем в Орде, возводил на золотоордынский престол ханов из числа чингизидов по своему усмотрению, а неугодных убирал со своего пути.
А вот о судьбе орды Ногая после его гибели исследователи приводят столь противоречивые сведения, что впору нам сетовать по-гумилевски: что «не писал эту «Историю» половчанин».

Обновлено: 08.10.2018 — 10:33

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных. . Frontier Theme