Время переосмыслить историю

Мы до сих пор изучаем историю Отечества по заданной нам схеме. Причем мы продолжаем без удивления следовать ей, несмотря на то, что она прерывает цепь времен, событий, границ и т.д. Нас не удивляет, например, что жившие в раннем средневековье народы бесследно исчезают, и непонятно, куда и почему. Не удивляют некоторые исторические названия и имена, которые, вопреки исторической логике, а иногда и географической целесообразности, приписывают местностям, событиям, персонажам, а иногда целым народам вне их подлинной связи с субъектом истории.
Очень много исторических коллизий ждут своего изучения и переосмысления. Сегодняшним политикам следовало бы понять, что решение многих проблем современности сокрыто в историческом прошлом. Правильный, т.е. объективный научный взгляд на историю России, на историю народов, населяющих современную Россию, во многом снимет не только политическую, но и социальную, и психологическую напряженность.
Часто из-за исторических искажений и фальсификаций трагически складывались судьбы многих народов России. Не обретя историческую правду, некоторые народы долгое время не могли, а порой и сейчас не могут чувствовать себя дома, как дома, что крайне болезненно сказывается на их менталитете. Не является исключением и судьба русского народа.
В вопросе этногенеза русского народа академическая историческая наука старательно до болезненности навязывает западные корни русскому народу, демонстративно отдаляя русских от других народов, населяющих территорию России с незапамятных времен. Скрытой причиной этого, что, впрочем, и скрыть не удается, главным образом, является культурная, как принято считать, «отсталость» этих народов.
Сегодня отрицать общие корни русского народа с народами России, прежде всего с тюркскими, проживающими на Северном Кавказе, в Поволжье, на Урале и в Сибири, — это риск прослыть невеждой. Совместное проживание русских племенных объединений с племенами других евразийских народов в пределах общего государственного образования существовало задолго до восшествия на кипчакский престол чингизида Батыя в государстве Дешти-Кипчак, границы которого практически полностью соответствуют границам последующего средневекового государства Золотая Орда. Исторические исследования последних десятилетий достаточно убедительно опровергают с большим пристрастием созданные мифы о враждебных взаимоотношениях предков россиян. Многочисленные факты свидетельствуют о том, что и нашим отдаленным предкам, как и нам сегодня, не было чуждо желание жить в мире со своим соседом, обмениваться с ним не только товаром, но и опытом, совершать межэтнические браки, мирно путешествовать по разным территориям и возвращаться невредимыми к родному очагу. Следовательно, представлять жизнь наших далеких предков как сплошные войны и конфликты, для чего потребовались бы неимоверно большие материальные, физиологические и психологические ресурсы, это значит очень сильно грешить против правды.
На стадии племенного развития, когда процесс формирования этносов в самостоятельные политические общности находился на этапе становления, говорить об установившихся административно-территориальных образованиях с развившимся национальным самосознанием было весьма преждевременно. Наиболее характерным на данном этапе был, скорее всего, процесс ассимиляции, легко преодолевающий не только национальные, но также этноплеменные особенности. Можно смело утверждать, что к моменту захвата административной власти Батыем в Дешти-Кипчаке русские племена с кипчакскими(половецкими) племенами имели равные права, как сказали бы сегодня, одинаковое гражданство, где центральная политическая власть была сосредоточена в руках представителей кипчакской знати, что не мешало им выступать единым фронтом на восточных границах(битва на Калке) и против шведов(на Чудском озере). Что касается «монгольского нашествия», то вся последующая многовековая история «Золотой Орды» не раз опровергала присутствие монгольского элемента и доказывала существование доминирующего тюркского мира. Уж слишком не стыкуется с действительностью такое допущение, когда во всем подавляющее тюркское могло допустить чужестранное господство. Отсюда легко можно согласиться с версией тюркского происхождения самого Чингисхана и чингизидов, включая и семью Батыя, родоначальника царской династии в Дешти-Кипчаке.
По мере усиления централизованной власти в результате административной реформы в соответствии с Ясаком Чингисхана государственное образование Дешти-Кипчак, охватывающее территорию Евразии, вступает в столетия экономического, культурного и политического подъема уже в рамках Золотой Орды. Однако, вопреки исторической действительности, в русской историографии с победой русского западничества с подачи западного дипломата Герберштейна(статс-секретарь Стефана Батория) утвердилась официальная, но чрезвычайно поверхностная концепция золотоордынского периода российской истории как периода татаро-монгольского ига и как следствие периода всеобщего культурно-экономического упадка. Археологические раскопки и культурные исследования давно опровергли подобную точку зрения. История Золотой Орды (кстати, нынешняя территория Российской Федерации полностью соответствует исторической территории средневекового государства) по сути является историей России средних веков.
Общественно-политические, экономические процессы, происходившие в золотоордынский период, правильнее было бы рассматривать в контексте общероссийской истории, а не делить на Русь и Золотую Орду.
Общеизвестно, что Золотая Орда отличалась неслыханной веротерпимостью и что господствующая религия ислам относилась вполне лояльно к другим религиям. Именно благодаря этому обстоятельству наряду с господствующей религией полноценно развивалась Православная церковь с центром на западных землях Золотой Орды, в последующем твердо обосновавшись в Москве. Эти принципиальные моменты являются неопровержимыми аргументами в пользу восстановления концепции на историю России как евразийского государства, в рамках которого протекала совместная полноценная насыщенная и многообразная жизнь равноправных народов, населяющих территорию России. Если согласиться с этим подходом, то исследовательский характер становления Российской государственности приобретает совершенно другую окраску, чем это было до сих пор.
Историческая версия русской летописи возникновения царской власти в России отсчитывает с момента приглашения «варягов править Русью», что нанесло вред российской истории и культуре, соизмеримый с вредом от стихийных катастроф. А ханская власть Золотой Орды рассматривается как воплощение ига чужеземцев. Отказ от существующей концепции русско-российско-евразийской истории кардинально меняет видение современниками отечественной истории. Получается, что нерусские народы, населяющие Российскую Федерацию, являются наряду с русскими древнейшими и полноправными жителями России. В этом случае приходится признать, что история династии золотоордынских ханов является началом истории становления и развития монархической власти России. Однако, согласно русской историографии, объединение русских земель берет свое начало и завершается возвышением Москвы и образованием Московского княжества. А между тем это не собирание русских земель, а очередной пик усиления централизованной власти, теперь уже не вокруг столицы Сарай и Сарай-берке, а под главенством Москвы, новой столицы, тем не менее в рамках Золотой Орды, т.е. России золотоордынского периода. А начинается собирание российских земель в рамках Дешти-Кипчак, т.е. в половецкий период. Однако о настоящем становлении монархической власти и образовании единого полиэтнического государства с сильной централизованной властью можно речь вести лишь с момента воцарения чингизидов — династии Батыя. Более чем двухсотлетняя история существования Золотой Орды таит множество культурно-экономических достижений, о чем могла только мечтать тогдашняя Западная Европа и тем по праву могут гордиться россияне. Среди царствовавших потомков Батыя, конечно, были разного склада и масштаба правители. Наиболее выдающиеся из них ханы Берке, Узбек, Джанибек, Тохтамыш и многие другие незаслуженно обделены вниманием писателей, художников, ученых. Возможно, их время еще впереди. Легендарные политические и государственные мужи (не только ханского дома, но и прославленные политики и полководцы) эпохи Золотой Орды упоминаются лишь в связи с русской историей. Да и то их роль или искажается, или оценивается неадекватно.
Наиболее известное событие, освещаемое тенденциозной историографией, — это Куликовская битва. Давно утвердилось мнение, что Куликовская битва завершилась победой русского оружия и ознаменовала начало падения татаро-монгольского ига на Руси. Причем, все историки чуть ли не в один голос отмечают, что после этого в течение, как минимум, столетия ханский двор еще правил Золотой Ордой и Русью. Современный историк со своей колокольни, столетия спустя, с позиции развитого национального самосознания разделяет Куликово поле на русские (во главе с Дмитрием Донским) и на татарские войска во главе с Мамаем. Сам Дмитрий Донской такого разделения не сделал бы. Дмитрий Донской, обладавший, бесспорно, незаурядными способностями политика и стратега, как законопослушный государственный муж на Куликовом поле представлял интересы легитимной власти и защищал центральную (ханскую) власть и единство государства. Под командованием Донского плечом к плечу против Мамая сражались как русские, так и татары. Мамай, подстрекаемый Витовтом, главой Литовского княжества и генуэзцами, возглавлял войска, как бы мы сказали сейчас, сепаратистов, в рядах которых сражались как татарские воины, так и воины некоторых русских князей из западных земель Золотой Орды. В случае успешного развития событий присоединиться к отрядам Мамая собирались витовцы и генуэзцы. Мамай, один из дерзких и честолюбивых темников Орды, не будучи чингизидом, выступил узурпатором, в отличие от Дмитрия Донского, преданного официальной власти, выступавшего за укрепление централизованной (как сегодня сказали бы вертикальной) власти. Между прочим, история России повторение подобных событий еще увидит в лице Степана Разина и других «бунтовщиков», как скажет потом Екатерина II.
Крах семьи Батыя все же наступил, как в свое время наступил и крах семьи Романовых. В истории эти события получили название «распад Золотой Орды». В результате Россия ХVI века переживала время, напоминающее Россию 90-х годов ХХ века, когда «суверенитета брали столько, сколько могли». Образовавшиеся самостоятельные (как сегодня сказали бы «суверенные») государственные образования привели тогдашнюю Россию на грань катастрофы. Официальная историческая наука не любит подчеркивать, что многие вновь возникшие политические объединения возглавляли члены ханской семьи — наиболее способные царевичи. Среди них выделялись дальновидные политики, которые в союзе с такими же дальновидными русскими князьями понимали, что реставрация ханского двора практически теперь уже невозможна, и предпринимали меры по восстановлению государственной центральной власти, однако в иных условиях. Это решение — возвышение Москвы, которое фактически означает не свержение татарского ига, а восстановление государственной целостности со столицей теперь уже в Москве. Сегодня подобный взгляд, возможно, покажется невероятным или плодом воображения автора этих строк. Нет ни малейшего желания навязывать свою точку зрения. Пусть читатель рассудит сам.
Воцарение Ивана Грозного на московском троне опутано разными версиями. Историкам хорошо известно, что по материнской линии московский царь Иван Грозный был отпрыском рода Глинских. А клан Глинских своими корнями уходил к золотоордынским князьям, и в свое время обладал влиянием не только внутри страны, но имел и международные связи. Отсюда несложно предположить, что влиятельные русские и татарские кланы брали в расчет не только геостратегические возможности самой Москвы, но и исходили из возможности московских кланов, которые имели тесные связи как с русскими, так и с татарскими влиятельными кланами. В укреплении Москвы были заинтересованы все эти силы. Перед ними стояла задача — восстановить былое единство страны. Походы на Казань, Астрахань, Сибирь или Новгород не носили завоевательный характер. Речь шла о подчинении сепаратистов центральной московской власти. Дальновидные царевичи-чингизиды, могущественные силы Ногайской Орды, Крымского ханства, обладающие достаточными материальными ресурсами и хорошо обученной многочисленной боевой гвардией, сыграли решающую роль в усмирении сепаратистов. Их подчинение московскому княжеству окончательно укрепило позиции московского царя.
Усиление влияния византийского митрополита на московский трон превращало Ивана Грозного в царя Руси. Эта тенденция сопровождалась христианизацией некоторой богатейшей части московской татарской элиты в пределах Москвы и близлежащих земель. Этническое многообразие Москвы все больше суживалось, и Москва оказалась тем котлом, который переплавлял разнородную массу в единую. В то же время границы между исламским миром и христианским миром внутри России стали выделяться отчетливей. Однако захват Лжедмитрием Москвы при поддержке католической Польши показал, что для православных и мусульман России родина не делилась по границам. Эти люди строили свое государство, Российское государство. И здесь мне на ум приходят слова о государстве выдающегося мастера мировой литературы, польского писателя Болеслава Пруса: «Государство — это нечто более величественное, чем храм Амона в Фивах, более грандиозное, чем пирамида Хеопса, более древнее, чем сфинкс, более несокрушимое, чем гранит. В этом необъятном, хотя незримом здании люди — как муравьи в трещине скалы, а фараон словно странствующий архитектор, который едва успевает положить в стену один камень и тут же уходит. А стены растут от поколения к поколению, и здание продолжает стоять нерушимо». И так было всегда. Но вот понимаем ли мы это?

Обновлено: 05.10.2018 — 13:33

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *