Ещё один сайт на WordPress

Возвращение сквозь забвения

Возвращение сквозь забвенияЕще в старину ногайцы с трепетом относились к памяти своих предков, их наставлениям. Считалось признаком дурного тона, если какой-нибудь ногаец не знал своих предков по именам. А знать нужно, ни много ни мало, – до седьмого колена, на худой конец, до пятого.

Этой традицией наши предки заложили философию национального единства, основанного на крепости родства. Поддерживать родственные отношения между родственниками всегда считалось священной обязанностью. Ведь не случайно ногайцы строго следили за тем, чтобы между родственными семьями до седьмого колена не совершались браки. В противном случае это воспринималось как оскорбление памяти предков, разрывание родственных уз. А на поминках рядом с прямыми потомками умершего и до сих пор полагается по обычаю стоять всем родственникам и принимать соболезнования.

Поэтому понятие «родственник» для ногайца имеет вполне определённый смысл. Когда два ногайца обращаются друг к другу «кардаш!» (брат), то недвусмысленно утверждается, что между ними некие взаимные обязательства друг перед другом, само собой разумеющиеся.

Ещё с древнейших времен этот принцип возводился до уровня государственности, на котором, прежде всего и зиждилось могущество ногайского государства.

Род ногайских асов

История жизни рода асов полная драматизма и трагизма, может стать отражением в какой – то части жизни ногайского народа. Таких родов и семей, судьба которых, отражает судьбу народа, были тысячи, и наша история одна из них. Ногайские асы были тюркоязычными и их нельзя смешивать с асами-аланами, предков современных осетин. В составе ногайского народа асы подразделяются на роды (тухумы): ас-доьрткил (кутлык ас); шомишли-ас; костамгалы –ас и многие другие.

Как известно, после упадка Ногайского государства в XVII-XVIII вв. жизнь ногайцев протекала в составе Российской империи, как её подданных, но в чрезвычайно сложных условиях. Да и сама Россия в то время была подвергнута жестоким испытаниям. Шла Крымская война, в орбиту которой была вовлечена значительная часть ногайцев и горцев Северного Кавказа.

Ногайцев, также как так и другие народы Северного Кавказа целенаправленно вынуждали переселяться в Турцию, заселяя освобождающиеся земли не только русскими, но и греческими, армянскими выходцами из Турции и немецкими из Германии. Это была авантюристическая политика, навязанная извне.

В результате во второй половине 60-х годов XIX века определенная часть ногайцев, в том числе и род асов, во главе с семьей Акбулата – ажи (в соответствии с особенностями фонетики ногайского языка слово «хадж» произносится как «ажи») переселились из Приазовья в Караногайские степи, которые с древних времен занимали ногайцы, и расположились между нынешним Кочубеем и Ачикулаком. По свидетельству исследователей, ранее занимали они территорию у побережья Черного моря, в степях Приазовья и Прикаспийской низменности. Именно в степях от реки Каменки близ города Азов жили Акбулат Ажи и его родители – предки Абдул- Межита, а также весь их род.

Некоторую, вероятно наиболее зажиточную часть их родственников, русское правительство принудило переправиться в Турцию.

Так уж издавна повелось, что в их роду серьёзное значение придавалось образованию, обретению духовного знания. Ещё до переселения в Караногайские степи родитель Акбулата вместе с сыновьями других знатных семей учился в Симферополе в религиозной школе (мектеб), где преподавали многие известные учёные – алимы различных национальностей, в том числе и ногайские алимы. В то время среди ногайцев было большое количество известных алимов, которые обучали религиозной грамоте даже соседние народы, и развивали Ислам. Из истории, например, известно, как адыгейцы ещё в середине XIX в. говорили: «У нас одни муллы и кадии мусульмане, но они из Турции или из ногайцев…». Акбулат с самого начала проявлял большое рвение к учебе, в чтении Корана и изучении языков. Он успешно овладел арабским, персидским, русским и турецким языками.

Затем, Акбулата отправили учиться в Аравию. Нам точно неизвестно, в какие годы он проходил обучение. Однако достоверно известно, что он там совершил Хадж в Мекку и вернулся в родные края с более совершенными знаниями в различных областях науки.

Из Мекки Акбулат – ажи вернулся, изучив основательно Ислам и исламскую культуру и, главным образом, Коран, тафсир, хадисы и шариат. Его теоретические знания снискали ему большой авторитет, за что избрали его имамом соборной мечети в степях Приазовья. По приезду основал он религиозную школу (мектеб), где обучались дети простых людей и местной знати вместе, следовавшие религиозно- правовой школе имама Абу-Ханифы. Особенно любили и почитали его как человека, обладающего духовными сокровенными знаниями и щедро делившимися с теми, кто проявлял истинный интерес к знаниям. В знак высочайшего уважения к нему, его знаниям в народе стали звать его Акбулат- ажи кутлык, как духовного лидера.

Ахун Абдаль Маджид ибну Акбулат-хаджи.

На момент, когда Абдул Межит похоронил своего отца, он уже был в полном расцвете сил, унаследовав от своего родителя все благородные добродетели, вплоть до того, что тоже вступил в духовную стезю.

В 1906г. по решению Таврического Духовного управления мусульман с центром в Симферополе Абдул-Межита назначили ахуном в статусе заместителя муфтия, закрепив за ним территории северного Дагестана и Ставрополья, где проживали ногайцы. Решением муфтията ахун Абдаль Маджид ибну Акбулата-хаджи снабдили печатью, наделив его правом выносить решения по религиозно-юридическим вопросам, давать разъяснение норм, основанных на Коране.

Гражданская война достигла и ногайские степи.

Это был конец 1920 – начало 1921 года. Абдаль Маджид ибну Акбулат-хаджи особенно активно боролся против того, чтобы религиозную идеологию использовали в политических или других целях, был ярым противником религиозных фанатов и радикалов. Он смело разоблачал тех, кто пытался под знаменем Ислама поднимать народ на братоубийственную войну.

От ленинской революции он не был в восторге, и поэтому не примкнул к большевикам, а развал Российского государства воспринял как всенародную трагедию. В вооруженных столкновениях он призывал людей не участвовать.

Тем более чудовищны преступления тех, кто совершил их против Абдаль Маджид ибну Акбулат- хаджи и мужской части его родни. Неизвестные вооруженные люди, почему то позднее их называли «зелёными», арестовали Абдаль Маджида ибну Акбулат-хаджи вместе с его родней и расстреляли их.

Абдаль Маджиду удалось доползти до крыльца своего дома. Раненный огнестрельным оружием, и от удара шашкой, придерживая одной рукой, другую, с плеча уже отрубленную, истекавший кровью, он испустил последнее дыхание на руках своей жены, последний раз взглянув на онемевшее от ужаса лицо своего единственного сына.

Его сына Зекерью и некоторых его сверстников, тех, кого смогли спрятать, женщины спасли, благодаря чему, и, продолжились линии Межитовых, Джумаевых, Айтманбетовых, Амитовых, Адильгеревых, Казманбетовых, Байрашевых, Саитовых, Кумаровых и еще нескольких семей. Все они из рода «ас-кутлык».

Теперь уже никто не помнит, сколько было убитых. Семьи, где не осталось ни одного мужчины в живых, постепенно прекратили линию существования. Со слов Османова Абубекера, жителя аула Кунбатар, который собственными руками рыл могилы и похоронил их известно, что могильных ям рыли за сорок.

Теперь мы никогда не узнаем, кто совершил эту чудовищную акцию.

Род Абдаль Маджида остался без взрослого мужчины. Одни женщины и дети, среди них мальчишки, которым не более 10-11-лет. Сыну Абдул-Межита Зекерье тогда было 11 лет.

Возглавила род после гибели Абдул-Межита его супруга Канитат. Невероятно, но только вера во Всевышнего Аллаха и преданность мужу могли придать жизненную силу и мудрость этой несчастной женщине и выдержать такую трагедию. Видимо, на то воля Всевышнего. Она не только выжила. Подняла весь род с колен, поставив на ноги, и воспитала своего сына Зекерью достойным его отца.

Получив семь классов образования, дедушка Зекерья начал свою трудовую жизнь учителем начальной школы. Знания, полученные от своего отца: чтение Корана и знания шариата он сохранил на всю жизнь, благодаря своей матери, которая как могла поощряла стремление сына к знаниям.

Первым имамом мечети аула Кунбатар времен «перестройки» стал племянник и воспитанник дедушки Залимхан Межитов (Джумаев – сын его двоюродного брата Шавдира), которого он усыновил. Переоборудовав заброшенное здание совхоза для мечети, он вернул в село традиции пятничного намаза. А затем, родной сын дедушки, Зейнадин Зекерья улы продолжил дело своих предков и тоже стал имамом мечети в Кунбатаре, освоивший тафсир и положившийв селе начало возврату к исламской культуре.

Пожалуй, теперь можно быть уверенным, что насильственно прерванная цепь передачи духовных знаний от предков к потомкам прорывается сквозь забвения.

Обновлено: 08.10.2018 — 12:58

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных. . Frontier Theme